Привлечение к субсидиарной ответственности: как избежать в 2021?

Привлечение к субсидиарной ответственности: как избежать в 2021?

Взыскание задолженности несостоятельной компании с руководящих или контролирующих должностных лиц – частая практика.

С 2017 года, после того, как вступили поправки к закону «О банкротстве» № 127-ФЗ, тезис о том, что учредители, мажоритарные акционеры или директора не отвечают по обязательствам компании, не действителен.

Если истец докажет, что лицо совершало действия, приведшие к краху организации, субсидиарная ответственность неизбежна.

Своевременное реагирование на негативные обстоятельства позволит контролирующему лицу избежать наказания. Ниже будут раскрыты эффективные стратегии, как защититься от субсидиарной ответственности.

Кого могут привлечь к субсидиарной ответственности?

Арбитражный управляющий, конкурсный кредитор или иное заинтересованное лицо могут подать иск против (ст. 61.10 закона № 127-ФЗ):

  • учредителей или мажоритарных акционеров организации-банкрота;
  • директора компании или главного бухгалтера предприятия;
  • лиц, входящих в органы управления организации (например, совет директоров);
  • владельца активов юридического лица;
  • членов комиссии при ликвидации ООО или АО (ПАО);
  • иных контролирующих лиц организации – ими, в соответствии с законом, признаются граждане или компании, руководившие деятельностью несостоятельной фирмы на протяжении последних трех лет, распоряжались долей свыше 50% (включая владение через аффилированных лиц – родственников, предприятия), получали необоснованную выгоду от реализации своих полномочий.

Привлечение к субсидиарной ответственности при банкротстве юридического лица возможно даже тогда, когда компания официально ликвидирована и исключена из ЕГРЮЛ. Кредиторы, имущественные интересы которых остались неудовлетворенными, имеют право подать иск против вышеуказанных лиц и настаивать на защите своих интересов.

Когда могут взыскать долг с руководителя или учредителя?

Субсидиарная ответственность наступает в случаях, если арбитражный управляющий или конкурсный кредитор докажут, что контролирующее лицо:

  1. Заключило сделки, приведшие к сокрытию или выводу активов компании. В случае, если выяснится, что учредитель, акционер или директор приказали другому человеку оформить договор с негативными для кредиторов или организации последствиями, вина инициатора соглашения не исчезает. Переложить ее на другое лицо не получится.

  2. Утеряло финансовую документацию или намеренно исказило информацию в ней.

  3. Привлечено к административной, налоговой или уголовной ответственности из-за совершения мошеннических или расхитительных действий против фирмы или кредиторов.

  4. Искажало информацию о предприятии (например, изменило состав учредителей, переоформило место регистрации, зарегистрировало имущество на других участников, изменило размер уставного капитала).

Еще одна причина для привлечения к субсидиарной ответственности – непринятие мер для предотвращения несостоятельности юридического лица.

Способы защиты от субсидиарной ответственности

Для того, чтобы защититься от субсидиарной ответственности при банкротстве ООО или АО (ПАО), не стоит занимать пассивно-выжидательную позицию. Противостоять обвинениям кредиторов или арбитражного управляющего нужно. В противном случае суд примет сторону истца.

Стратегии защиты:

  1. Провести анализ перспективности или ее отсутствия по делу о субсидиарной ответственности. Можно сделать это самостоятельно, изучив нормативные акты и судебную практику.

    Однако лицам, плохо разбирающимся в законе, будет сложно проанализировать ситуацию в сжатые сроки. Ряд компаний составляет так называемую карту рисков за сравнительно небольшое вознаграждение.

    В ней прослеживается несколько сценариев развития событий при использовании различных инструментов защиты.

  2. Обязательно оставить отзыв на иск заявителя. Ст. 61.15 закона «О несостоятельности» обязывает ответчика раскрывать свою точку зрения на предъявленные претензии. Рекомендуется перечислить все доводы, по которым привлечение к субсидиарной ответственности директора или учредителя неправомерно и не имеет смысла.

  3. Постараться восстановить финансовую документацию организации и ни в коем случае не скрывать ее от арбитражного управляющего. Даже попытка таких действий может стать причиной лояльности суда.

    Для восстановления финансовой документации следует обратиться к прежнему руководству, ФНС РФ, банкам, деловым партнерам.

    В случае, если контроль за документами был невозможен из-за болезни или другой уважительной причины (затопления, пожара), нужно также найти подтверждающие эти обстоятельства документы.

  4. Первым объявить о банкротстве организации. Не стоит ждать, когда о неплатежеспособности фирмы сообщит кредитор. Лучше взять инициативу в свои руки и держать дело под контролем.

    Тогда у контролирующего лица будет больше времени, чтобы поправить дела предприятия. Кредиторы нередко пытаются ускорить процедуру банкротства для собственной выгоды.

    В итоге директор, акционер или учредитель даже не успевают выстроить линию защиты.

  5. Расторгнуть сомнительные договоры или объяснить истцу и суду, почему компания их заключила. Субсидиарная ответственность не наступит, если контролирующее лицо докажет, что удорожание или снижение цены сделки произошло из-за рыночных изменений, сезонного спроса и других обстоятельств.

Главное – не бояться общаться с обвинителями. Тогда взыскание задолженности с руководителя обойдет его стороной.

Профилактические меры защиты от субсидиарной ответственности

К сожалению, большинство руководителей или владельцев юридических лиц задумываются о субсидиарной ответственности только после того, как возникает угроза ее наступления. На деле нужно помнить о ней постоянно и вести бизнес правильно. А именно:

  • не игнорировать локальную документацию компании – устав, должностные инструкции, правила, ведь, зная о своих полномочиях и правах, обязанностях подчиненных, проще определить степень ответственности;
  • ввести обязательное визирование документации бухгалтерами, кадровиками или юристами перед подачей на подпись директору для равномерного распределения ответственности;
  • бережно относиться к финансовой документации, в идеале – хранить у себя несколько экземпляров;
  • получать оценочные письма и заключения при проведении любых сделок (например, заключение о соответствии цены недвижимости или оборудования рыночным);
  • ежегодно составлять бизнес-планы и отчеты об эффективности израсходованных денежных средств.

Также рекомендуется раз в квартал совместно с сотрудниками проводить внутренний аудит компании, чтобы выяснить, нет ли утерянных документов. А своевременная работа с юристами позволит узнать, не подпадает ли конкретный договор в категорию сомнительных.

Как избежать субсидиарной ответственности. Гарантии для контролирующих лиц от Верховного Суда

Судебная практика по спорам о привлечении к субсидиарной ответственности в последние годы демонстрирует уверенный рост удовлетворения соответствующих требований. Причем речь идет не о каких-то процентах, а о росте в разы.

Зная сложную (и порой крайне недобросовестную) специфику отечественных бизнес-отношений, такую тенденцию можно понять и даже одобрить, исходя из посыла —  «у нас всегда есть за что».

Однако осознание  (или ощущение) общей недобросовестности в предпринимательской сфере  не должно освобождать заявителей от формирования грамотной и обоснованной позиции, а суды – от объективного и глубокого исследования ситуации.

Учитывая собственный опыт,  систематически просматривая практику, прихожу к выводу, что арбитры стали сильно упрощать доказывание ключевых элементов в предмете исследования по  спорам о субсидиарной ответственности, превращая такие процессы в очередной конвейер.

При этом судья выясняет только то, что он считает важным, полностью игнорируя ссылку на иных значимые обстоятельства противной стороны.  К сожалению, это обычная «оптимизационная» практика для заваленных работой арбитражных судов, особенно их банкротных составов.

В такой ситуации лицам, привлекаемым к ответственности, не сложно попасть в накатанную судебную колею и по ней выкатиться к предсказуемому решению, получив непомерный «пожизненный» долг.

Вырваться из этой ситуации можно только опираясь на позиции Верховного Суда – игнорировать их или вообще идти против этой практики для судей нижестоящих судов давольно сложно.          

В этой связи, предлагаю  несколько, на мой взгляд, ключевых позиций, которые могут помочь избежать ответственности. Краткий анализ дан в формате правовых концептов Определений СКЭС по наиболее уязвимым для ответчиков (по субсидиарным искам) темам.  При этом постараюсь изложить материал простым практическим языком.  Для наглядности – там, где это уместно – приведем небольшие примеры.

(1). Аспект: уклонение руководителя от передачи документов должника

Правовая позиция: факт непередачи документов должника (от контролирующего лица – управляющему) является  условием  применения презумпции доведения до банкротства.

Для использования этой презумпции заявителю необходимо доказать, что непереданные документы существенно затруднили проведение мероприятий в процедурах банкротства (в частности, формирование конкурсной массы).      

Комментарий:  факт непередачи документов должника арбитражные суды часто рассматривают в качестве самостоятельного основания субсидиарной ответственности контролирующего лица (совместно с двумя другими – доведением до банкротства (ст.61.11 ЗоБ)  и неподачей заявления должника (ст. 61.12 ЗоБ).  ВС признает такой подход  ошибочным.

 Уклонение от передачи документов – это условие применения презумпции доведения до банкротства,  но никак не самостоятельное основания субсидиарной ответственности (то есть, не является самостоятельным составом).

Все это означает, что установленный факт непередачи документов не влечет субсидиарную ответственность, если не будет доказано, что это обстоятельство существенно затруднило проведение процедур банкротства.   

Пример:  контролирующее лицо не передало управляющему документы, подтверждающие права требования к дебиторам. В общем случае это серьезное нарушение, препятствующее пополнению конкурсной массы за счет взыскания дебиторской задолженности.

Однако контролирующее лицо может возражать против этого, ссылаясь на отсутствие реальной возможности взыскания соответствующего долга с дебитора, опровергая тем самым значимость негативных последствий  отсутствия соответствующих документов (пропуск сроков на взыскание дебиторской задолженности, это тоже основание для имущественной ответственности директора, но здесь, скорее, не субсидиарка, а убытки).    

Читайте также:  Приставы арестовали зарплатную карту: что делать в [actual_year]

Судебные акты:

Под прицелом субсидиарной ответственности

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц, еще пять лет назад применявшаяся в исключительных случаях, теперь стала популярной мерой в делах о банкротстве. Ежегодно подается несколько тысяч таких исков, а процент их удовлетворения составляет от трети до половины всех случаев.

Нормы закона трактуются все шире, а суды допускают взыскание по долгам компаний не только с владельцев и директоров, но и с членов их семей и выгодоприобретателей почти любого сорта.

О возможных методах снижения рисков привлечения к субсидиарной ответственности “Ъ” поговорил с партнерами судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Денисом Архиповым и Верой Рихтерман.

Шансы контролирующих должника лиц (КДЛ) быть привлеченными к субсидиарной ответственности в России заметно растут. Статистика фиксирует существенный рост популярности этого института.

По данным Федресурса, ежегодно увеличивается как число исков о субсидиарной ответственности (с 444 в 2015 году до 6103 в 2019-м, за первое полугодие 2020 года — 3035 исков), так и число привлеченных по ним лиц (с 19 лиц в 2015-м до 3401 в 2019 году, за первое полугодие 2020 года — 1323 лица), а также размер взыскиваемых сумм (c 3,1 млрд руб. в 2015-м до 440,5 млрд руб. в 2019 году, за первое полугодие 2020-го — 136,7 млрд руб.).

Читать далее

Самый пугающий показатель — процент удовлетворения таких исков судами. Если в 2015 году суды удовлетворяли 4% исков о субсидиарке, то в 2019 году, по данным Федресурса,— уже 41%.

В первом полугодии 2020-го процент снизился, но все равно составил треть от общего числа (31%).

Статистика Судебного департамента при Верховном суде (ВС) РФ выглядит еще более устрашающей — 57% удовлетворенных исков за прошлый год.

Расширяется и круг лиц, находящихся под риском привлечения к ответственности. В первую очередь претензии предъявляются к руководителям и номинальным владельцам обанкротившихся компаний.

Но с каждым годом суды все лучше распознают бенефициаров и привлекают их к ответственности, устанавливая владение по косвенным признакам — например, если лицо позиционировало себя в СМИ или в отношениях с налоговым органом как владельца бизнеса.

Читать далее

Более того, помимо самих КДЛ суды начинают распространять ответственность и на их родственников. Так, в деле о банкротстве ООО «Альянс» осенью прошлого года ВС признал возможным возложить субсидиарную ответственность по долгам банкрота на жену, а нижестоящим судам дал указание пересмотреть возможность привлечения к субсидиарной ответственности детей директора и владельца компании.

По мнению экономколлегии ВС, это допустимо в отношении тех лиц, в пользу которых КДЛ произвело отчуждение имущества, либо если эти лица участвовали в управлении должником или в схеме по уклонению должника от уплаты налогов. Эпизод с сыновьями директора был пересмотрен нижестоящим судом, и 29 октября Арбитражный суд г.

 Москвы взыскал с детей кадастровую стоимость недвижимости, переданной им родителями.

Читать далее

Стоит отметить и позицию ВС о привлечении к субсидиарке наследников КДЛ, высказанную в рамках дела о банкротстве «Амурского продукта».

В случае смерти КДЛ его долги по субсидиарке могут входить в состав наследственной массы, признала экономколлегия ВС, направив дело в декабре 2019 года на новое рассмотрение. Решение по нему пока не вынесено.

Еще одной мишенью может стать выгодоприобретатель по сделке с должником — таким образом, под потенциальной угрозой находятся все контрагенты банкрота.

Читать далее

Впрочем, нельзя не отметить и позитивную для топ-менеджмента и владельцев компаний практику.

Так, привлекая к субсидиарной ответственности членов коллегиальных органов управления должника, судам следует установить степень вовлеченности каждого из них в принятие решений, ставших причиной банкротства компании, признал ВС в деле АО «Теплоучет».

Кроме того, ВС не позволил использовать субсидиарку для разрешения корпоративных конфликтов, указав, что одно из КДЛ не может обратиться за привлечением другого КДЛ, так как это право принадлежит независимым от должника кредиторам (дело ООО «Егорье»).

Анна Занина

Нечаев и партнеры

Признание финансовой несостоятельности компании в суде не гарантирует отсутствия обязательств у ее руководителя, акционеров, учредителей, главного бухгалтеры и иных должностных лиц.

Субсидиарная ответственность при банкротстве – распространенный исключительный механизм защиты интересов кредиторов, восстановления их прав и превенции фиктивности процедуры. Возможность ее применения зависит от степени вины руководства и организационно-правовой формы юридического лица.

Контролирующее лицо может не подозревать, что по закону или договору отвечает материально за действия или бездействие, которые способствовали банкротству.

Юридическая фирма «Нечаев и Партнеры» оказывает профессиональную правовую поддержку, разрабатывает стратегию, как избежать субсидиарной ответственности при банкротстве, предоставляет комплексные правовые и финансовые услуги. Мы прилагаем все усилия, чтоб минимизировать риски и обеспечить клиентам надежный правовой статус.

На кого возлагается субсидиарная ответственность?

Любая признаваемая банкротом компания имеет контролирующее должника лицо или несколько таких субъектов.

КДЛ могут быть юридическое или физическое лицо, если на протяжении трех лет до возникновения признаков банкротства компании, а также в период времени до подачи в суд заявления у них было право давать должнику распоряжения и указания, которые являются обязательными для исполнения, или иным образом влиять на действия и решения.

Именно им грозит привлечение к субсидиарной ответственности. Если иное не доказано, к таким субъектам относятся руководители, ликвидаторы, члены ликвидационной комиссии, управляющие организации, члены исполнительного органа.

Кроме того, КДЛ – это любые лица, у которых было право самостоятельно или при согласовании с другими заинтересованными субъектами распоряжаться половиной и более голосующих акций и минимум 50 % долей уставного капитала. Еще одна группа – субъекты, которые вследствие незаконности и недобросовестности управленцев извлекали выгоду из такого поведения.

Что означает возможность определять действия должника

Субсидиарный ответчик признается таковым, если в силу своей компетенции или по иным основаниям он имел право определять действия и политику компании-банкрота. То есть этому способствовали:

  • должностное положение – например, финансовый директор, главный бухгалтер, лицо, имевшее право избирать, назначать руководителя должника;
  • полномочия на совершение сделок от имени должника, в том числе в соответствии с нормативно-правовыми актами, зафиксированными специальными полномочиями или на основании доверенности;
  • отношение родства или близкого положения с должником, руководителем или членам управленческого органа;
  • иной статус, позволяющий влиять на руководителей или членов их семей, в том числе силой принуждения или иного определяющего влияния.

Арбитражный суд при наличии веских оснований может признать такой статус других лиц. При этом защита от субсидиарной ответственности всегда распространяется на субъектов, участие которых ограничивается только владением менее чем 10 % уставного капитала и получением стандартного дохода от деятельности.

Случаи привлечения к субсидиарной ответственности

Доказательством того, что контролирующее должника лицо негативно влияло на компанию, служат умышленное совершение действий или бездействие, впоследствии повлекшие финансовую несостоятельность и банкротство.

Аналогичный вывод делается, если деньги компании расходовались на личные нужды, имущество распродавалось по необоснованно низкой цене, которая существенно отличается от рыночной стоимости.

Привлечение к субсидиарной ответственности следует, если КДЛ несвоевременно подало или не предоставило заявление о признании юридического лица банкротом при наличии для этого всех оснований.

Правомерность и добросовестность руководителей под сомнением, если заключались сделки, которые являются неэффективными и характеризуются сомнительными, чрезмерно рискованными и нелогичными условиями. Каждый случай требует детального изучения. Юристами выстраивается защита от субсидиарной ответственности на факте отсутствия причинно-следственной связи между действиями КДЛ и наступившими последствиями в виде банкротства.

Номинальный и фактический руководитель

Практика знает ситуации, когда управленцы формально являются членами состава юридического лица, но фактически не имеют отношения к процессу руководства. Например, управление полностью передоверено третьему лицу, и есть подтверждающие документы.

Такая схема не позволить избежать субсидиарной ответственности – номинальный руководитель не утрачивает статус контролирующего должника лица, поскольку по закону не лишается возможности оказывать влияние и обеспечивать надлежащую работу.

В этом случае вина будет предъявлена и фактическому, и номинальному управленцам, и они оба будут нести субсидиарную ответственность солидарно. Аналогичные правила распространяются на учредителя, ликвидатора, каждого члена органа управления компании. Единственное, на что можно рассчитывать, – уменьшение размера.

Юридическая фирма «Нечаев и Партнеры» предоставит исчерпывающую консультацию по каждому конкретному случаю и позволит обезопасить статус клиента на любом этапе.

Права и обязанности субсидиарного должника – КДЛ

Читайте также:  Чем грозит преднамеренное банкротство

Защита от субсидиарной ответственности выстраивается на умелом использовании юристом арсенала прав и обязанностей контролирующего должника лица. Так, если в отношении этого субъекта подано заявление в рамках дела о банкротстве, он приобретает статус ответчика по делу.

Его обязанность – составление и направление в арбитражный суд, инициатору разбирательства отзыва на исковое заявление. Этот процессуальный документ во многом определяет дальнейший исход дела.

Квалифицированный юрист по арбитражным спорам сможет извлечь максимум выгоды для ответчика и грамотно подготовить отзыв, парируя аргументы обвинения. Так выстраивается линия защиты для превенции наказания.

Правом потенциального субсидиарного должника является направление обратного требования к должнику по делу о банкротстве, то есть регресс. Кроме того, субъект наделяется всеми правами стороны процесса – представлять доказательства, привлекать представителя, апеллировать на решение, заявлять отводы, знакомиться с материалами дела.

Как предотвратить субсидиарную ответственность

Рекомендации по превенции в первую очередь сводятся к обеспечению надежной правовой и финансовой защиты. Это позволит:

  • ответственно и предусмотрительно подходить к выбору контрагентов;
  • грамотно вести бухгалтерскую и отчетную документацию, следить за ее сохранностью и содержанием, своевременно восстанавливать утерянные или искаженные документы;
  • проводить сделки с позиции юридической чистоты и прозрачности, избегать заведомо невыгодных договоров с аффилированными лицами по ценам гораздо ниже рыночных;
  • регулярно проводить правовой анализ и финансовый аудит;
  • мониторить состояние задолженности, принимать меры по эффективному взысканию дебиторской задолженности, контролировать выполнение обязательств;
  • выстраивать коммуникации с контрагентами и кредиторами, использовать все механизмы досудебного урегулирования споров.

Юридическая фирма «Нечаев и Партнеры» предоставит профессиональную поддержку и комплексное сопровождение бизнеса, проконсультирует, как избежать субсидиарной ответственности учредителя и других контролирующих лиц при банкротстве, разработает стратегию защиты и внедрит ее на практике.

Способ делегирования

Привлечение руководителя к ответственности в связи с заключением сделок, например, которые повлекли налоговые доначисления, реально, только если будут доказаны степень влияния на условия и сам факт заключения такой сделки.

Эффективной мерой превенции станет привлечение к принятию деловых решений нескольких лиц – сособственников, других учредителей, исполнительного органа компании. Так распределяется и делегируется ответственность, повышаются шансы рациональных, законных решений по бизнесу.

С помощью такого механизма принятия совместных решений легче выстраивать доказательственную базу и аргументировать обоснованность влияния, отсутствие возможности поступить по-другому. Один из секретов, как избежать субсидиарной ответственности при банкротстве, – принимать решения вместе с собственниками.

Так вероятность, что руководитель будет привлекаться к материальной ответственности по инициативе учредителей, минимальная. Параллельно важно фиксировать обстоятельства, повлекшие принятие тех или иных решений.

Способ должной осмотрительности

Защита от субсидиарной ответственности выстраивается на доказательствах чистоты и безупречной репутации контрагентов – без признаков аффилированности, фиктивности. Этим объясняется необходимость тщательного изучения контрагентов, особенно по крупным сделкам на большие суммы.

Есть определенные стандарты осмотрительности, которыми руководствуются юристы при сопровождении договоров. В их числе – проверка деловой репутации, уровня платежеспособности. У каждой реальной, то есть нетехнической компании всегда есть «следы» на рынке, то есть своя история ведения бизнеса.

Важно включать в договор так называемые пункты дополнительной защиты от рисков и налоговые оговорки, что является определенной финансовой подушкой. Это служит весомой аргументацией при выстраивании линии защиты субсидиарного должника из числа КДЛ.

В Юридической фирме «Нечаев и Партнеры» есть независимые аудиторы, которые имеют достаточный арсенал возможностей для полноценной проверки контрагентов.

Способ правового анализа и аудита

Один из инструментов, как избежать субсидиарной ответственности и предотвратить претензии, – своевременно и регулярно проводить независимый аудит, запрашивать правовой анализ ситуации. Так выявляются финансовые и юридические риски, вырабатываются рекомендации по их предотвращению или минимизации.

Нежелательное банкротство и привлечение к субсидиарной ответственности легче предотвратить, чем устранить негативные последствия. Именно поэтому важен реальный аудит в собственных интересах. На этом пункте, как и на комплексном правовом сопровождении бизнеса, нельзя экономить.

Понимание реальной ситуации позволяет выработать стратегию, предотвратить управленческие ошибки, привести в порядок документацию и сделать ее корректной, своевременно подготовиться к возможным внеплановым проверкам.

Такой шаг служит подтверждением, что руководителем и другими контролирующими должника лицами предпринимались действия по недопущению и предотвращению убытков. Это весомый аргумент для отзыва на заявление о привлечении в качестве субсидиарного должника.

Что доказывается при защите

Стратегия, как избежать субсидиарной ответственности при банкротстве, выстраивается на основании доводов, опровергающих факты, указанные в заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности. Важно опровергнуть каждый пункт и доказать, что:

  • все заключенные сделки имели экономический смысл и обусловлены принципом целесообразности;
  • поведение руководства было добросовестным, в интересах компании;
  • все деньги и ресурсы тратились по целевому назначению на первостепенные статьи расходов; не было факта использования денег компании в личных целях;
  • утраченные или поврежденные документы стали таковыми по объективным причинам, и лицо в силу обстоятельств еще не успело их восстановить;
  • предпринимались все возможные действия для проверки контрагентов.

50 % успеха при защите – если заработная плата и налоги были выплачены. Важно продемонстрировать, что имели место экономические глобальные причины, а не субъективное отношение в контексте неплатежеспособности компании. Акцент доказательств должен сводиться к отсутствию причинно-следственной связи между влиянием руководителя и наступившими последствиями.

Вс разъяснил тонкости привлечения к субсидиарной ответственности руководителей убыточных предприятий

21 мая Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 302-ЭС20-23984 по делу № А19-4454/2017 о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя теплоснабжающей организации-банкрота за неподачу заявления о банкротстве должника и учредителя последнего за доведение до несостоятельности.

Экс-главу МУП привлекли к субсидиарной ответственности

В октябре 2015 г.

администрация Новоигирминского городского поселения Нижнеилимского района создала МУП «Управляющая компания “Спектр”» для предотвращения срыва предстоящего отопительного сезона из-за прекращения деятельности предыдущих ресурсоснабжающих организаций. Основной вид деятельности организации сводился к оказанию услуги по теплоснабжению, ее руководителем со дня создания был Владимир Алиев.

Только в мае 2016 г. Служба по тарифам Иркутской области ввела для предприятия новые тарифы, начиная с 1 июня 2016 г. До этого момента МУП использовало, в соответствии с рекомендацией администрации, тарифы прежних ресурсоснабжающих организаций в качестве вынужденной меры для недопущения социальной напряженности среди потребителей.

Впоследствии предприятие было признано банкротом по заявлению общества «Иркутскэнергосбыт».

Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя МУП за неисполнение обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве возглавляемого им предприятия, а также администрации городского поселения на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве за действия или бездействие, ставшие причиной банкротства предприятия.

Три судебные инстанции удовлетворили заявление частично, взыскав с Владимира Алиева в конкурсную массу должника свыше 9 млн руб. и отказав в удовлетворении требования к администрации. Суды исходили из того, что у предприятия образовалась задолженность по оплате электроэнергии, поставленной в ноябре 2015 г.

обществом «Иркутскэнергосбыт», в сумме 754 тыс. руб. По условиям сделки расчеты за этот месяц должны были быть осуществлены не позднее 18 декабря. Эта задолженность так и не была погашена, а деятельность МУП с самого начала была убыточной, долги перед контрагентами только нарастали, и по итогам 2015 г.

активов должника уже было недостаточно для расчетов с кредиторами.

Суды также сочли, что по истечении трех месяцев со дня согласованного срока платежа за электроэнергию, полученную в ноябре 2015 г., руководитель МУП обязан был подать в суд заявление о банкротстве предприятия не позднее 19 апреля 2016 г.

При этом они отклонили доводы Владимира Алиева о частичном погашении задолженности перед «Иркутскэнергосбытом», о направлении им обращений в Министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области с заявками о предоставлении субсидии в целях возмещения недополученных доходов, возникших из-за представления услуг населению по экономически необоснованным тарифам.

В удовлетворении требования о привлечении администрации к субсидиарной ответственности суды отказали ввиду недоказанности причинно-следственной связи между ее поведением и банкротством предприятия.

Конкурсный управляющий, как отмечалось в судебных актах, не указал конкретные действия, которые должна была предпринять администрация для восстановления платежеспособности предприятия, и меры контроля, при использовании которых не наступили бы негативные последствия в виде банкротства.

В свою очередь, факт уменьшения размера чистых активов МУП не является достаточным основанием для привлечения собственника его имущества к субсидиарной ответственности.

ВС не поддержал выводы нижестоящих судов

В кассационной жалобе в Верховный Суд Владимир Алиев просил отменить судебные акты нижестоящих инстанций.

Читайте также:  Как подать заявление в суд на банк в 2021?

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что при разрешении вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве существенное значение имеет установление момента возникновения соответствующей обязанности. Этот момент определяется тем, когда обычный, разумный и добросовестный руководитель, поставленный в ту же ситуацию, что и руководитель должника, должен был осознать такую степень критичности положения подконтрольной организации, которая объективно свидетельствовала о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования.

«Судебная коллегия не может согласиться с выводом судов о том, что обычный добросовестный и разумный руководитель предприятия, учрежденного в середине отопительного сезона для обеспечения реализации прав граждан на доступ к социально значимым благам в сфере коммунального обслуживания, находящийся в той же ситуации, что и Владимир Алиев, спустя столь короткий промежуток времени, прошедший со дня создания этого предприятия, и при отсутствии иной теплоснабжающей организации на территории п. Новая Игирма, расположенного в Восточной Сибири, не дожидаясь окончания отопительного сезона, принял бы решение об обращении в суд с заявлением о банкротстве возглавляемого им предприятия», – заметила Коллегия.

Как пояснил Суд, грамотный менеджер, наоборот, приступил бы к более детальному анализу ситуации, развивающейся на вновь образованном предприятии, что соответствует смыслу подп. 2 п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

По результатам такого анализа не исключается возможность разработки и реализации экономически обоснованного плана в целях санации должника, если его руководитель правомерно надеется на преодоление кризисной ситуации в разумный срок и прилагает необходимые усилия для этого.

Наличие же антикризисной программы может подтверждаться не только документом, поименованным соответствующим образом, но и совокупностью иных доказательств.

«При этом возложение субсидиарной ответственности допустимо, в частности, когда следование плану являлось явно неразумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах, либо когда план разрабатывался лишь для создания внешней иллюзии принятия антикризисных мер и получения отсрочки, с тем чтобы выиграть время для совершения противоправных действий, причиняющих вред кредиторам», – подчеркнул ВС.

Верховный Суд также учел возражения бывшего руководителя МУП о том, что невозможность исполнения предприятием обязательств перед основным кредитором в лице общества «Иркутскэнергосбыт» была обусловлена, помимо прочего, спецификой деятельности должника, работающего в сфере ЖКХ, которая нередко характеризуется наличием, с одной стороны, кредиторской задолженности перед поставщиком энергоресурса, с другой стороны, дебиторской задолженности граждан и иных потребителей. По словам Владимира Алиева, 29 февраля 2016 г. МУП уже обращалось в Службу по тарифам Иркутской области с заявлением об установлении ему собственных тарифов, а затем направляло заявки о предоставлении субсидии в различные инстанции.

Как пояснил ВС, нижестоящим судам следовало оценить эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи, установив, имелся ли у Алиева план выхода из кризиса.

«При разрешении вопроса о наличии оснований для привлечения директора к субсидиарной ответственности правовое значение имеют иные обстоятельства: являлся ли план разумным в момент его принятия; когда негативные тенденции, продолжившиеся в ходе реализации плана, привели предприятие в состояние, свидетельствующее о том, что план себя исчерпал», – заключил Суд.

ВС также не согласился с выводами об освобождении администрации от ответственности. Как пояснил Суд, основной кредитор не имел возможности отказаться от заключенного с МУП договора энергоснабжения и прекратить (приостановить) исполнение обязательств по поставке электрической энергии, т.е.

изначально находился в положении лица, которое заведомо будет страдать от взаимодействия с предприятием.

В свою очередь администрация городского поселения создала предприятие для предотвращения чрезвычайной ситуации (срыва отопительного сезона), МУП имело возможность оказывать услугу по теплоснабжению и фактически осуществляло уставную деятельность.

«Между тем, если у учредителя организации не было какой-либо неопределенности относительно рынка и масштабов деятельности нового, созданного им участника гражданского оборота, и уже на начальном этапе ему было заведомо известно, что организация не имеет возможности вести нормальную предпринимательскую деятельность в этой сфере ввиду явного несоответствия полученного ею имущества объему планируемых мероприятий, избранная учредителем модель поведения уже в момент ее выбора приводила к очевидному дисбалансу прав должника и его кредиторов. Такой учредитель не может быть освобожден от субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве», – указано в постановлении.

Более того, добавил Верховный Суд, по-разному истолковав одни и те же обстоятельства и привлекая вследствие этого к субсидиарной ответственности одно контролирующее лицо и одновременно освобождая от данной ответственности другое, суды тем самым лишили первого солидарного должника по субсидиарной ответственности возможности получить возмещение от второго по правилам о регрессе, что недопустимо.

Таким образом, ВС отменил все судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

Эксперты оценили значение выводов ВС для практики

Юрист банкротного направления юридической фирмы VEGAS LEX Антон Кальван считает, что определение повлияет на правоприменительную практику привлечения к субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве.

«Общий лейтмотив этого судебного акта: необходимо более тщательно разбираться в причинах банкротства должника и действиях (бездействии) контролирующих должника лиц, предшествовавших банкротству.

Закон о банкротстве действительно позволяет освободить от ответственности руководителя должника, следовавшего экономически обоснованному плану. Вместе с тем отсутствие документального закрепления плана не свидетельствует о его отсутствии в принципе.

Наличие такого плана может подтверждаться иными доказательствами (например, перепиской с контрагентами, обращениями в органы власти, протоколами совещаний)», – подчеркнул он.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар полагает, что ВС привел очень важные, в первую очередь политические, мотивы отмены судебных актов нижестоящих судов: «На мой взгляд, Верховный Суд, явно осознавая масштаб назревающей проблемы и количество действующих в стране МУП и ГУП, сформировал несколько важных выводов, которые должны учитываться при рассмотрении споров о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей таких предприятий».

Юнис Дигмар отметил, что согласно выводам ВС даже в случае возникновения признаков банкротства разумный руководитель МУП/ГУП не обязан незамедлительно подавать заявление о банкротстве возглавляемого им предприятия.

«Это обусловлено прежде всего тем, что, как правило, такие предприятия осуществляют социально значимые функции и их банкротство может привести к негативным социально-экономическим последствиям. В указанном случае руководитель обязан детально проанализировать сложившуюся ситуацию, разработать план и попытаться его реализовать.

О наличии подобного рода плана может свидетельствовать в том числе переписка руководителя с органами муниципальной и государственной власти, в которой разумный руководитель предлагает меры для выхода из сложившейся ситуации.

И лишь после того, как план себя исчерпал и имеются объективные предпосылки полагать, что предприятие не выйдет из кризисной ситуации, руководитель обязан обратиться в суд с заявлением о банкротстве предприятия», – пояснил он.

Адвокат добавил, что важный политический посыл определения заключается в том, что ВС ориентировал нижестоящие суды более детально разбираться в подобных спорах, подспудно намекнув им, что поголовное привлечение руководителей МУП/ГУП может привести к ситуации, когда руководить ими будет просто некому, ведь зачастую подобные предприятия всегда ходят на грани, а иногда и за гранью банкротства, в том числе в связи с тем, что их деятельность нацелена на простых потребителей, а их стоимость зачастую является явно заниженной, не покрывая даже фактические расходы. «Еще один важный момент, который заслуживает особого внимания: ВС РФ указал, что если учредитель установил для подконтрольного ему предприятия низкие тарифы, которые не покрывают его расходы, то винить в банкротстве предприятия его руководителя нельзя», – резюмировал Юнис Дигмар.

Адвокат, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полагает, что нельзя быть руководителем изначально убыточного МУП и освобождаться от ответственности со ссылками на годами продолжающиеся безрезультатные попытки вывести его из кризиса.

«Учитывая, что в подобных ситуациях на практике с заявлением о банкротстве почти всегда обращаются кредиторы, руководителю в какой-то момент должно быть ясно, что его план выхода из кризиса не сработает.

Главное, как указал Верховный Суд в этом деле, создание МУП, которое изначально не способно к ведению нормальной хозяйственной деятельности, должно влечь субсидиарную ответственности учредителя. Надеюсь, теперь практика создания и функционирования убыточных МУП останется в прошлом», – предположила она.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *